Сказкотерапия

Сказкотерапия
ФОТО: parenting.ru

Областной Центр реабилитации детей и подростков с ограниченными возможностями «Парус Надежды» осуществляет свою деятельность с 1996 года. Основной контингент - дети, страдающие различными формами детского церебрального паралича, последствием перинатальной энцефалопатии, патологией опорно-двигательного аппарата, с генетическими аномалиями (в частности – с синдромом Дауна), дети, страдающие ранним детским аутизмом. Работают отделения коррекции психических, речевых, двигательных расстройств, трудотерапии, социальной адаптации, кондуктивной педагогики, спортивной реабилитации, физиотерапии. Основное направление работы автора статьи – занятия с детьми, страдающими ранним детским аутизмом и сказкотерапия.
Сказкотерапия – метод, использующий сказочную форму для интеграции личности, для расширения сознания и совершенствования взаимодействия с окружающей средой. Основной принцип метода – духовное, целостное развитие личности ребенка.
Развитие личности ребенка может быть более эффективным, если он не просто представит себе сказку, но и сам непосредственно соприкоснется с ней. Попадая в сказку, ребенок легко воспринимает «сказочные законы» – нормы и правила поведения, которые иногда с трудом прививаются детям родителями и педагогами.
При использовании сказки как психотерапевтического средства ребенок и взрослый учатся постигать внутренний мир и образ мыслей другого человека. Продумывая судьбы главных героев, проживая сказочные ситуации, ребенок во многом формирует у себя картину Мира. В зависимости от этого ребенок будет воспринимать различные ситуации и действовать различным образом.

Описание методики.

В течение двух лет автор статьи проводил сказкотерапевтические занятия (сочинение и разыгрывание сказки с последующим аналитическим разбором) одновременно и независимо с несколькими игровыми группами. Правила поведения были общими как для каждого участника игры, так и для терапевта. Стилем проведения занятий автор выбрал недирективный подход, позволяющий наиболее полно реализовать творческий потенциал участников и дающий возможность их личностному росту.
Для проведения игровых сеансов использовался рабочий кабинет терапевта, действие сказки разворачивалось на поверхности стола, к которому скотчем был прикреплен лист ватмана. К началу каждого занятия для возможного использования в любой момент игрового процесса подготавливались краски, карандаши, пластилин, цветная бумага, ножницы, клей.
Фоном для проведения сказкотерапии была джазовая музыка (саксофон).
Непосредственно во время игрового сеанса терапевт вел краткий протокол, а после завершения занятия и ухода других участников описывал произошедшие события более подробно. Фиксировались также эмоциональные реакции всех участников игры, по возможности подробно воспроизводились игровые диалоги, схематично намечалось развитие сюжета на следующем сеансе. Также в конце каждого занятия терапевт подробно зарисовывал схему расположения иг-ровых предметов, взаимное расположение героев, включая направление взгляда персонажей. Игровое поле всегда «очищалось» только после ухода других участников игры, все игровые предметы помещались в коробку (для каждой игровой группы отдельную). На очередном занятии все предметы располагались на игровом поле в строгом соответствии со схемой до прихода других участников группы. Очевидно, что такой подход стимулировал творческое мышление всех участников игры, позволял им глубже обдумать произошедшие на очередном сеансе события и создавал ощущение самостоятельной и независимой «жизни» всех персонажей сказки в неигровое время. Как отмечал К.Г.Юнг, «активное воображение, как следует из самого термина, означает, что образы живут своей собственной жизнью и символические события происходят согласно их собст-венной логике…».

Особенности проведения сказкотерапии

- Сюжет сказки не продумывался заранее, проговаривались и описывались только имя, внешний вид главного героя, его происхождение, условия жизни «здесь и теперь», окружающая среда.
- Герой не выбирался из заранее подготовленных игрушек, предметов, а лепился из пластилина, причем одновременно как положительный, так и отрицательный герои (первое домашнее задание).
- Правила поведения были более гибкими, чем принимаемые традиционно: допускалось физическое воздействие на другие персонажи (без разрушения); монологи и диалоги произносились не только от первого, но и от второго лица (по желанию участника); в неигровое время было возможным обсуждение отдельных элементов процесса между участниками. Частота игровых сеансов составляла два раза в неделю длительностью один час.
- С целью критического снижения сопротивления участников, для предупре-ждения реакций переноса и контрпереноса в определенный момент (на 3-4 сеансе) главный герой терапевта наделялся способностью быть невидимым (при помощи различных «магических предметов»), что обязывало героев других участников общаться только между собой, без вербального вмешательства терапевта.
- С определенного момента (4-5 сеанс) один из «предметов» главного героя участника игры – терапевта – фотография с изображением ребенка (сам терапевт в детском возрасте) «оживал» и ребенок с фотографии становился самостоятельно действующим персонажем сказки.
- Действие сказки разворачивалось в двух «странах»: в «Хорошем месте» - среде обитания главного героя и в «Страшном месте» (сне) – среде обитания отрицательного персонажа («тени»). События происходили как поочередно, так и одновременно в двух «странах». Кроме того подразумевалось существование «Страны детства», о событиях, происходивших и происходящих в которой всем героям рассказывал персонаж сказки - ребенок с фотографии терапевта.
- Все события, происходившие в «Стране детства» (события были только позитивными), переносились в среды обитания главных героев и «теней».
- Для активации бессознательных структур, обеспечивающих личностное развитие в неигровое время, каждый сеанс завершался домашним заданием (рисунок, лепка).
- Для дальнейшего развития творческого мышления, формирования ощущения полного завершения сюжета сказки, стратегической проработки жизненного плана и для оценки терапевтом эффективности проведенных сеансов сказкотерапии на окончательном сеансе предлагалось написание письма одним главным героем другому от первого лица (последнее домашнее задание).
- Периодически действие сказки происходило в реальном времени. Если, например, один из героев после общения с каким-либо персонажем в «Страшном месте» через две минуты возвращался в «Хорошее место», считалось, что общение происходило именно две минуты назад. Однако, допускалось также, что за эти две минуты могло произойти много различных событий, которые в реальной жизни происходят за годы. Рядом с игровым полем раз-мещались часы. Это позволяло постоянно удерживать внимание всех участников на процессе игры в течение всего сеанса (1 час) и делать акцент на ощущениях и чувствах «здесь и теперь». Не было ограничений по временным рамкам только для написания письма: считалось, что между завершением сказки и написанием письма уже прошел период, равный нескольким годам.

Про «Страну детства» следует рассказать более подробно. В то время, как события на игровом поле происходили реально только в «Хорошем» и «Плохом месте», о существовании «Страны детства» все герои узнавали от ребенка – персонажа с фотографии терапевта. События были только позитивными, общение – конструктивным. Для того, чтобы лучше узнать эту страну, предлагалось некоторые события, происходившие и происходящие в ней, привнести в «Хорошее» и «Плохое место», то есть в два пространства, где реально отыгрываются различные фиксации участников. События переносились «таинственным способом» в обязательном порядке. Таким образом, даже после завершения сказки участник игры – ребенок уверен, что при любых возникающих в жизни трудностях всегда есть какой-либо выход, а участник игры – взрослый – что даже если в своем реальном детстве и совершил с его точки зрения какие-то ошибки, есть возможность их хотя бы частично скорректировать.

Анализ сложностей, возникавших при проведении сказкотерапии

Процесс сказкотерапии, безусловно, воздействует на два пласта психики любого участника (включая терапевта) – слой осознаваемого и более мощный пласт бессознательного. Наиболее точно ощущения терапевта в самом начале терапевтического процесса (в данном случае – сказкотерапевтического), подобные ощущениям, возникавшим у автора статьи, описаны в работе Карла К. Роджерса «Могу ли я быть фасилитатором?»: «обычно я несколько волнуюсь.
В общем это можно было бы передать примерно так: я не имею ни малейшего представления о том, что будет происходить, но полагаю, что все будет о'кей. Я полагаю, что невербально передаю ощущение вроде того, что хотя никто из нас не знает, что тут произойдет, вряд ли стоит беспокоиться об этом. Я надеюсь, что моя ненапряженность и отсутствие какого бы то ни было желания руководить может иметь освобождающее влияние на других.». Достаточно сложно было создать атмосферу безопасности для каждого участника игрового процесса, в которой каждый участник с самого начала чувствовал, что если он скажет что-то очень личное или абсурдное – есть человек (терапевт), относящийся к нему с уважением. Вместе с тем для терапевта постоянно существует опасность, состоящая в том, что, выражаясь словами К.Г.Юнга, «все, что есть в бессознательном стремится реализоваться, и человеческая личность хочет развиваться из своих бессознательных источников, ощущая себя как единое целое». Очевидную гибкость терапевту приходилось применять к высказываниям, касающимся его личной жизни за пределами кабинета. Автор исходил из убеждения, что за пределами Центра реабилитации его для других участников игрового процесса как бы не существует. Сложно это было также и потому, что до начала сказкотерапевтического процесса терапевт уже был знаком как со всеми участниками игры, так и с историями болезни детей из всех групп. Подразумевались и дальнейшие терапевтические встречи после окончания сеансов сказкотерапии.
Кроме описанных можно отметить незначительные технические сложности, возникавшие в процессе сказкотерапии, которые касались организации процесса (не всегда своевременная подготовка игрового материала, недостаточное коли-чество игрушек для введения в сказку новых персонажей и т.п.).

Анализ сказки позволяет решить следующие задачи:

- Развитие творческого (креативного) мышления, то есть способности удивляться и познавать, находить решение в нестандартных ситуациях, нацеленности на открытие нового и способности к глубокому осознанию своего опыта.
- Совершенствование вербального языка.
- Развитие фантазии, воображения.
- Развитие способности к глубокому образному мышлению, установлению причинно-следственных связей.
- Развитие эмпатии и умения слушать других.
- Развитие чувства юмора.
- Стимуляция интереса к творчеству в целом (поэзии, прозе, живописи).

Выводы.

- Предложенная методика (как и сказкотерапия в целом) является подходящим инструментом для коррекции структуры личности, особенно учитывая тот факт, что даже после окончания игрового процесса остается уверенность в существовании «Страны детства», из которой всегда можно «перенести» в реальную жизнь различные позитивные события.
- Методика проста и удобна для использования; при соответствующей готовности терапевта может проводиться даже в нестандартных условиях (например, на природе).
- Методика позволяет развить творческое мышление, вербальный язык, образное мышление, способность устанавливать причинно-следственные связи, развить эмпатию и чувство юмора.
- Методика применима как при работе с детьми, так и в смешанных (взрослых) группах.
- За время сеансов сказкотерапии улучшаются мелкая и общая моторика, фон настроения, навыки самообслуживания, рисования лепки, письма.
- В смешанных группах (дети и их родители) формируются (восстанавливаются) нормальные внутрисемейные отношения, появляется эмпатия у родителей по отношению к детям, а у детей – к родителям, «принятие» ребенка таким, какой он есть; это позволяет применять методику в группах, состоящих из родителей, имеющих детей с различными расстройствами (в частности с синдромом Дауна, ранним детским аутизмом, тяжелыми формами ДЦП).
- Возможно постоянное усовершенствование методики, а также творческое самовыражение в процессе терапии и личностный рост самого терапевта, являющегося одновременно и участником игры.
Леонид Горбунов, детский психиатр


leongor@yandex.ru
394000 г.Воронеж, ул.Плехановская, 10А
Тел. (0732) 550-955
ГУНТ ОЦРДП «Парус Надежды»
(Государственное учреждение нового типа:
Областной Центр реабилитации детей и подростков
с ограниченными возможностями)

сказки терапевта участников события игры развитие сказкотерапии процесса других ребенок игрового время терапевт